мандарины

АВОСЬКА ДАРИТ НАДЕЖДУ

социальный проект

Previous Entry Поделиться Next Entry
Лучше миллион авосек, чем триллион пластиковых пакетов
мандарины
avoski
Неделю нас не будет. Катя с сыном в Ленинград к моей матушке, а я с авоськами лечу в Женеву, во Дворец Наций, в ООН. Пять лет назад, когда начинали, мы даже не чаяли, куда авось заведет. И вот однако. Спасибо всем, кто с нами. Отдельный привет Вайнеру и Епифановой. Вот наши адреса в Фейсбуке https://www.facebook.com/avoska.rapoport или https://www.facebook.com/avoski?pnref=lhc. Там пишем чаще.


Вот, что я расскажу в ООН:

Уважаемые дамы и господа!

Друзья, кто знает, что такое авоська? По-нашему это хозяйственная сетка. Ее название произошло от древнеславянского слова «авось» и несет надежду, которая ни на чем не основана.

Благодаря малому размеру, авоську легко уместить в карман брюк или в дамскую сумочку, а когда понадобится сложить в нее свои покупки или что бы то ни было. До середины прошлого столетия авоськи широко встречались в разных странах, затем их вытеснили синтетические сумки и пластиковые пакеты.

Дольше всего авоськи просуществовали в Советском Союзе, являя собой главный атрибут эпохи дефицитной экономики. Поэтому и название свое она получила от древнеславянского слова авось, что значит ни на чем не основанная надежда. Каждый житель страны носил авоську с собой в надежде принести в ней домой дефицитные продукты, если таковые вдруг попадутся на его пути.

Смерть авоськи пришла с концом советской эпохи, когда в магазинах появилась разнообразная еда, а на кассах – пластиковые пакеты с рекламой вкусной жизни. Авоськи исчезли из обихода, и мы стали жить в изобильном мире потребления.

Но жизнь бросает нам новые вызовы. Современное общество так много потребляет, что упаковка становится едва ли не главным продуктом жизнедеятельности человека. Одних только пакетов из супермаркетов мы используем триллионы штук в год, нанося необратимый вред экосистеме планеты. Пластику ищут альтернативы, и все заметнее становятся усилия властей, экологов и торговых сетей, которые убеждают покупателей переходить на продуктовые сумки.

Есть много видов сумок, но авоська – лучшая. И не только потому, что она самая прочная или самая долговечная. Но еще и потому, что в нашей стране плетение авосек всегда было традиционным промыслом слепых. Возвращая авоськи в обиход, мы не только спасаем мир от загрязнения, но и обеспечиваем занятость незрячих людей, которым труднее других найти работу.

Сейчас я поставлю кадры из документального фильма режиссера Сергея Дворцевого. Это реальная история десятилетней давности, когда труд слепых людей никому не был нужен. Это лента о судьбе слепого человека, который неожиданно остался без работы. Прежде он плел авоськи, и даже когда они стали не нужны, он продолжает их плести, а потом пытается раздать прохожим на улице, просто так, бесплатно. Но авоськи никто не берет, а он возвращается домой и тихо плачет. Проходят недели, месяцы годы, а старик все плетет и плетет свои допотопные сетки.

Отрывок из фильма Сергея Дворцевого «В темноте» - 3 минуты.

5 лет назад мы с женой увидели это кино, бросили прежние дела и с головой погрузились в авоськи. Мы нашли слепых, которые захотели их плести, обучили ремеслу, снабдили материалами, инструментами и обещали платить за каждый узелок.

Мы старались, чтобы как можно больше людей узнало о проекте, раскрывали любые подробности и создавали новый образ авоськи для современного человека. На это у нас не было денег – нам помогали друзья. Дизайнеры – сделать авоськи удобнее, а звезды – привлекательнее. Художники украсили проект, а журналисты открывали для себя и читателя, как это – жить в темноте, и как появление авоськи в жизни слепого, ее меняет. Заработало сарафанное радио и социальные сети.

Выводя товар на рынок, мы полагались на солидарность гражданского общества, на практичность людей, на их здравый смысл. И не ошиблись. Поначалу много, кто смеялся и над нами, и над авоськами, но покупатели нашлись. Их становилось все больше, и через пару лет проект вышел на самоокупаемость.

Результаты мы меряем в авоськах, их за нашими плечами почти четверть миллиона. За этой цифрой стоит годовая занятость ста пятидесяти человек с тяжелой формой инвалидности, которым участие в проекте позволило довести доход до среднероссийского уровня и открыть дополнительные возможности социальной адаптации. Половину авосек приобрели частные граждане, другую для корпоративных подарков. Берут для разных целей. Я посчитал, что если каждый второй, кто уже купил нашу авоську, будет брать ее в магазин, в мусор попадет на миллиард пакетов меньше.

Вместе с проектом мы пережили тяжелые и очень тяжелые времена, но всякий раз находили выход и двигались вперед. Выручала сплоченность, а ответственность придавала сил. Особенно сложным оказался последний год, когда череда событий дважды вынуждала нас приостанавливать производство. Мы отчаянно выживали, искали новые возможности, звонили во все колокола, стучались в разные двери. Некоторые открылись, и мы обрели крепких партнеров, хороших друзей и уникальные перспективы расширить проект.

Впереди много работы. На очереди тысячи слепых, которые мечтают трудиться, а не висеть обузой на шее родных и государства. Человек живет надеждой. Достойно жить, растить детей и помогать своим старикам, а не существовать на нищенскую пенсию.

На что надеемся мы? Что в большой стране найдется много людей, которые захотят купить по авоське из рук слепого человека. Что мир станет чище, а люди добрее. И на авоську, которая дарит надежду.

Лучше миллионы авосек, чем триллионы пакетов!

Мы будем рады, если наш опыт окажется полезен за рубежом и готовы передать его коллегам из других стран, где схожие проблемы нуждаются в понятном и недорогом разрешении.


?

Log in

No account? Create an account