мандарины

АВОСЬКА ДАРИТ НАДЕЖДУ

социальный проект

Previous Entry Поделиться Next Entry
Авось и ныне там
мандарины
avoski
Статья в 283 номере Афиши от 13.10.2010



Авоська — казалось бы, мелочь, однако ж на Пикнике «Афиши» их продали за день на 150000 рублей

Москва зашевелилась. Лужков уволен, стройка на Боровицкой остановлена, Петра не то сносят, не то переносят, улицам возвращают исторические названия, новый и.о. мэра, ранее отвечавший за строительство (и разрушение) города, прислушивается к рекомендациям Архнадзора и собирается бороться с наружной рекламой — в общем, ветер перемен подул с какой-то даже неожиданной скоростью. Достиг он и Гнездниковского переулка, где находится редакция «Афиши»: на следующий день после отставки мэра тут открылся магазин авосек. Ну то есть буквально — магазин, где продают разноцветные авоськи, и ничего больше. На самом деле ужасно благо­родная затея, потому что авоськи плетут инва­лиды по зрению, им же идет доход от продажи — но так, чтобы авосечная торговая точка возникла прямо на задах ресторана «Пушкин», в двух шагах от салона, где продают спорткар Marussia, в трех шагах от клуба Night Flight! Нет, при Луж­кове такого не было.

Хотя чего уж там, могло бы быть. Стратегия Лужкова заключалась в том, чтобы не иметь никакой стратегии, а просто жить и давать жить другим: типа пусть расцветают сто цветов (особенно те, которые будут делиться плодами цветения с правильными пчелами). Бывший мэр при всех его недостатках ущемлял и гнобил только активистов гей-движения да митингующих на Три­умфальной, при этом в лужковской Москве успешно выживали, а местами даже процветали плохие архитекторы, хорошие архитекторы, дорогие рестораны, дешевые рюмочные, гастарбайтеры, хоругвеносцы, воры в законе, художник Шилов и продавцы разноцветных авосек. При этом каждая из социальных групп процветала как бы сама по себе, не обращая внимания на соседние — и на город как таковой. Лужковская Москва — это сложнейшее переплетение частных интересов при полном игнорировании общих: любые начинания, построенные на эксклюзивности, на отсечении публики по тому или иному признаку — деньги, социальный статус, внешний вид — несказанно расцветают, все общественное и общедоступное — транспорт, музеи, больницы или городские парки и площади — хиреют, застраиваются скульптурами Церетели и вызывают желание скорее сбежать туда, где страховка, членские карты и вообще все свои.

Кажется, единственная и всеобщая реакция на то, что у Москвы будет новый мэр, — «все равно ничего не изменится»: все так заплелось, что не расплести, да и не очень хочется. Конструктивные программы выхода из бесконечного тупика так или иначе требуют пожертвовать частными интересами в пользу общих, а вот с этим, кажется, проблемы. Что-то не слышно голосов: хочу платить за парковку у собственного офиса! Дайте мне удобный троллейбус, и я брошу собственную машину! Скорее снесите мой элитный дом, чтобы можно было построить развязку! Город остается совокупностью людей, которые движутся по не­пересекающимся траекториям, разбегаются по кластерам и гетто, и любая новая команда будет вынуждена управлять им не в согласии с требованиями здравого смысла и общего блага — а, как пелось в известной ленкомовской рок-опере, «под российским трехцветным флагом и девизом «Авось!»

ссылка на источник

?

Log in

No account? Create an account